• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: зарисовки (список заголовков)
15:20 

Your Sunset is my Moonrise.
Этот пост пройдет под тегом БОЛЬШЕ моих бесконечных артов на Гвиндолина в массы.
Здесь должна была быть бомбежка праработу. Но она будет в следующем посте. А пока - картинки. Ставлю под "more" - картинки не увесистые, но формата не мелкого.

читать дальше

@темы: зарисовки, Творчество, Dark Souls, 2nd lvl

02:23 

Зарисовки из Oblivion. Эльфа и первые приключения.

Your Sunset is my Moonrise.
Предыдущие части:
Эльфа и Черный коник.
Эльфа на Безденежье
Эльфа и бархатное платье.
Эльфа и дурачества на берегу.

- РОЗИ, СЛЕВА ЗАХОДИ, СЛЕВА! ЗАРАЗА, ДЕРЖИИИ ЕЕ!
Брызги сверкали алмазами в лучах полуденного солнца. Я часто моргала, стараясь защитить глаза от соленой воды, захлебывалась, откашливалась и бежала «на таран» аккурат между своими четвероногими спутниками. Если не знать, не видеть глазами, что на самом деле с нами происходило в тот момент, то можно было, наверное, нарисовать в воображении, какую-нибудь нелепую стычку с разбойниками.
Это была рыба. Несчастная рыба-убийца, потерявшая по какой-то причине ориентацию в пространстве и попавшая на мелководье, где ей было ну совсем не место. Рыба металась, паниковала, пытаясь найти путь назад и выплыть из заводи-ловушки, но тут ее увидели мы. Первым делом Рози решила, что рыбка – это замечательный обед для собаки. За ней следом Зараза подумал, что собака не должна поглощать деликатес в гордом одиночестве. А я, наблюдая за этим безобразием, внезапно почувствовала, что мой желудок вовсе не откажется от ухи или от зажаренной на костре рыбки с лимоном, к примеру.

Изначально мы вообще не планировали рыбалку: проснувшись с рассветом, я собрала наш небольшой лагерь, мы позавтракали и снялись с привала, двинувшись дальше в сторону реки Брена. Через несколько часов бодрого хода набрели на жемчужную заводь. Когда-то, не так уж и давно, здесь стоял рыбацкий поселок, большой и процветающий, но случился пожар, погубивший его. Подробностей мне узнать так и не удалось, но поселок оказался заброшен – если и были выжившие, то отстраиваться на пепелище они не захотели. Обгорелые стены, если честно, даже меня напугали своим унынием и отпечатком боли, который ловило мое магическое чутье. Когда мы случайно уперлись лбами в каркас здания, бывшего, по всей видимости, местной гильдией магов, я невольно обхватила себя руками и прижалась к Заразе, как будто жеребец мог меня защитить. По обгоревшей обложке среди мусора я узнала хартию Гильдии и только потом разглядела, что за книгу держится мертвой хваткой обгоревшая рука. Когда я таки сумела отвести взгляд в сторону, я поняла, что рука была самой целой частью тела, сохранившейся от владельца. Рози нервно принюхивалась и тихонько скулила, поджимая уши и хвост. Я заставила себя сглотнуть и отвернуться. Мне хотелось уткнуться лицом в Заразу, но я сдержалась.
Как бы там ни было, а жемчужная заводь представляла для меня интерес. Среди всевозможного заработка, выращивание и добыча жемчуга были отнюдь не на последнем месте – модницы Имперского города любили украшать жемчугом свои роскошные платья. Бедствие, настигшее поселок, должно было быть настолько внезапным, что вряд ли кому-то в голову пришло поживиться легкой добычей, и если мои догадки верны, то мы могли неплохо поднять наш общий капитал. Так что, справившись со своими эмоциями (в конце концов, смерть всегда отвратительна и наполнена болью, но жизнь, тем не менее, продолжается), я полезла в воду проверять.
Зараза и Рози отправились за мной следом, и я вовсе не возражала: кажется, плавать в нашей компании любили отнюдь не только я и собака. К тому же, еще осматривая фронт работ, я заметила, что перегородка сетей, отделявшая заводь от моря, была порвана, а значит, сюда вполне могла заплыть какая-нибудь хищная рыба, и если я буду копаться в устрицах под действием специального заклинания, позволяющего дышать под водой, то все мое внимание будет сосредоточено на поддерживании его и на добыче жемчуга. Животные в данном случае были незаменимой подмогой.
Рыба-убийца оказалась как раз тем подарочком, которого я опасалась. К счастью, она была слишком поглощена своей собственной паникой, чтобы стремительно атаковать меня, а когда мы обе поняли, что мы тут не одни, Рози уже неслась за своей законной добычей. Общими усилиями мы вытеснили рыбу на мелководье, где маневрировать ей стало еще труднее, оставалось лишь загнать ее на берег.
читать дальше.

@темы: Oblivion, Skyrim, THE ELDER SCROLLS, Творчество, зарисовки, информация

11:30 

Зарисовки из Oblivion. Эль­фа и ду­рачес­тва на бе­регу.

Your Sunset is my Moonrise.
Предыдущие части:
Эльфа и Черный коник.
Эльфа на Безденежье
Эльфа и бархатное платье.

Ког­да я вер­ну­лась в Ан­вил, то пер­вым де­лом уз­на­ла у го­род­ской стра­жи, что Ка­минал­ду уп­ря­тали в тюрь­му. Ни­чего хо­роше­го ее не жда­ло, во­пила она как мо­лодой кот по вес­не, прок­ли­ная всех на све­те, а по­том бле­яла пе­ред Ка­рахил как ов­ца пе­ред мяс­ни­ком, по­тому что гла­ва от­де­ления Гиль­дии не от­ли­чалась ни ми­лосер­ди­ем, ни сос­тра­дани­ем к прес­тупни­кам, по­роча­щим ре­пута­цию все­го ма­гичес­ко­го со­об­щес­тво. Я ду­маю, что мес­та­ми она слиш­ком уж час­то идет на по­воду у не сов­сем рас­су­дитель­ных взгля­дов сво­его учи­теля, но ее жес­ткость бы­ла оп­равда­на по­ряд­ком, к то­му же Ка­минал­ду, чуть не убив­шую ме­ня, мне бы­ло ни кап­ли не жаль. В кон­це кон­цов, каж­дый сам куз­нец сво­его счастья. Ка­рахил те­перь мог­ла вздох­нуть с об­легче­ни­ем, она мах­ну­ла ру­кой на все ше­рохо­ватос­ти в мо­ем ис­полне­нии пос­тавлен­ной за­дачи, от­ме­тила на­ход­чи­вость и от­пра­вила ре­комен­да­цию в Уни­вер­си­тет с пер­вой за­ехав­шей в Ан­вил слу­жащей Во­роно­го Курь­ера.
Что же ка­са­ет­ся ме­ня, то спла­вив тор­говцам най­ден­ное в ком­на­те Ка­минал­ды в та­вер­не доб­ро, я ока­залась пре­дос­тавле­на са­мой се­бе. Де­нег ка­тас­тро­фичес­ки не хва­тало - хо­роше­му прик­лю­чен­цу нуж­но хо­рошее сна­ряже­ние, хо­рошее сна­ряже­ние - это зве­нящие кар­ман куз­не­цов, ал­хи­миков и про­чих тор­говцев, а сеп­ти­мы - это ли­бо ра­бота, на ко­торой мож­но год гор­ба­тить­ся, но так и не соб­рать нуж­ной до­ли, ли­бо все те же прик­лю­чения. Та­кой вот зам­кну­тый круг. Впро­чем, со мной бы­ли За­раза и Ро­зи, и это уте­шало ме­ня. На ули­цах го­рода я ста­ралась осо­бо не по­яв­лять­ся. Ан­вил го­родок не­боль­шой, ме­ня и мою зна­ли ес­ли не все, то мно­гие, а я по­ка не стре­милась по­сетить свою лю­бимую ро­дитель­ни­цу: все эти расс­про­сы, по­пыт­ки ме­ня с кем-ни­будь свес­ти, сос­ва­тать, при­чита­ния и упо­мина­ния о том, ка­кой сво­лочью был мой отец из­рядно утом­ля­ли, в ка­кой-то мо­мент мне ста­нови­лось прос­то обид­но и скуч­но.
Я про­вела ночь в пор­то­вом трак­ти­ре, дол­го во­роча­ясь, вслу­шива­ясь в пес­ни мат­ро­сов в за­ле на первом этаже и в шум мо­ря за ок­ном. Из­редка я слы­шала звон ко­локоль­чи­ков, ед­ва раз­ли­чимые раз­го­воры. Я очень хо­рошо пом­ню, как но­силась по прис­та­ни в детс­тве. Что тог­да, что сей­час я как не уме­ла, так и не на­учи­лась хо­дить нор­маль­ным ша­гом, все вре­мя толь­ко бе­гаю как буд­то зме­ей за мяг­кое мес­то уку­шен­ная, ку­да-то спе­шу, меч­таю. Я пом­ню, как вы­бира­лась мел­кой еще дев­чонкой из го­рода ночью, кра­дучись как кош­ка, что­бы не ока­зать­ся пой­ман­ной на­шей за­бот­ли­вой стра­жей, как за­леза­ла по ящи­кам и боч­кам на кры­ши и от­ту­да пе­реби­ралась ко­рот­ки­ми прыж­ка­ми, ка­раб­ка­ясь и ска­тыва­ясь, че­рез го­род­скую сте­ну, что­бы по­чувс­тво­вать бо­сыми но­гами теп­лые дос­ки при­чалов и бе­жать вверх по кру­той, за­бот­ли­во вы­ложен­ной пор­то­выми ра­бочи­ми ле­сен­ке. Как ка­салась ру­ками тра­вы, рас­ту­щей вок­руг ри­ту­аль­но­го кам­ня, как, за­та­ив ды­хание, пе­ред­ви­галась пе­ребеж­ка­ми от де­рева к де­реву, ос­тавляя по­зади и прис­тань, и ма­як, и го­род, и стре­милась к ста­рой ста­туе еди­норо­га, сто­яв­шей на от­весной ска­ле.
Я не ду­мала ни о том, что мо­гу сор­вать­ся, ни о том, что ступ­ни и ла­дони бу­дут с сод­ранной ко­жей, и по­ут­ру все те­ло бу­дет страш­но ныть. Каж­дую ночь, ког­да мне уда­валось про­вер­нуть мою ша­лость, я под­ни­малась на са­мую вер­ши­ну и ос­то­рож­но, цеп­ля­ясь за щер­ба­тую по­вер­хность ста­туи, прод­ви­галась к са­мому краю, на­вис­ше­му над мо­рем.
На­вер­ное, я ни­ког­да не за­буду ту ночь, ког­да над мо­рем был штиль, не­бо вы­далось не­обы­чай­но яс­ным и чис­тым, и ког­да я сде­лала пос­ледний ша­жок, зас­ту­пив на свой кро­шеч­ный выс­туп, с ко­торо­го я мог­ла ча­сами лю­бовать­ся не­ведо­мой далью, ды­хание мое слов­но пе­рех­ва­тило, го­лова зак­ру­жилась, а но­ги под­ко­сились. Паль­цы как-то са­ми сос­коль­зну­ли со ста­туи, и я ед­ва удер­жа­лась, что­бы не рух­нуть вниз. Я от­кры­ла рот, что­бы наб­рать в лег­кие воз­дух, но ни­как не мог­ла опом­нить­ся от на­важ­де­ния.
Я с го­ловой оку­нулась в звез­ды. Звез­ды усы­пали сво­бод­ное от об­ла­ков и туч не­бо, ту­ман­ность, как мне, еще ма­лень­кой де­воч­ке, тог­да по­каза­лось, си­яла яр­че Мес­се­ры и Се­кун­ды, и все это кра­соч­ное по­лот­ни­ще мер­ца­ющих се­реб­ристых то­чек в ро­зовой, жел­той и си­нева­той дым­ке от­ра­жалось по­до мной. В без­ветрие мор­ская гладь прев­ра­тилась в бес­край­нее зер­ка­ло, и мо­ре те­перь бы­ло та­ким же чер­ным, глу­боким и яр­ким од­новре­мен­но, как и не­бо над го­ловой. Я не ви­дела ни го­рода, ни ма­яка, свет ко­торо­го имен­но в тот день по­чему-то так и не за­горел­ся, не ви­дела ни­чего вок­руг, был толь­ко мой ма­лень­кий ос­тро­вок у под­но­жия воз­несше­гося на ды­бы еди­норо­га и ок­ру­жав­шая ме­ня ма­нящая без­дна звезд. Воз­можно, это не­видан­ное ди­во тог­да пле­нило мой ра­зум, воз­можно, я бы­ла бе­зум­на как де­ти Ше­ого­рата, но имен­но в тот миг я как буд­то по­чувс­тво­вала за спи­ной чью-то лу­кавую ус­мешку и ла­донь, под­талки­ва­ющую ме­ня впе­ред, ту­да, в этот прек­расный оке­ан, со сло­вами "Дер­зай, ма­лыш­ка Лин. Этот мир соз­дан для те­бя".
Я мно­гое мог­ла бы от­дать, что­бы оку­нуть­ся в звез­дную пу­чину сно­ва, но это ред­кое яв­ле­ние встре­тилось мне лишь раз в жиз­ни, да и то я до сих пор не уве­рена, что не ус­ну­ла, свер­нувшись ка­лачи­ком на выс­ту­пе, как это со мной иног­да бы­вало. Я да­же не пом­ню, как вер­ну­лась до­мой в ту ночь, но что-то тог­да по­сели­лось во мне. Оно за­та­илось где-то в ду­ше, мер­ца­ющим бе­лым огонь­ком, и сво­им на­личи­ем уби­ло меч­ту мо­ей ма­тери удер­жать ме­ня при се­бе, вы­дать за­муж и нян­чить вну­ков, ра­ду­ясь мо­ему жи­тей­ско­му счастью. Я еще не по­нима­ла это­го и не мог­ла ни сфор­му­лиро­вать, ни объ­яс­нить, ка­кая стру­на во мне на­тяну­лась до пре­дела, но яс­но бы­ло од­но: я ни­ког­да не смог­ла бы быть счас­тли­ва прос­той раз­ме­рен­ной жизнью.
читать дальше

@темы: информация, зарисовки, Творчество, THE ELDER SCROLLS, Skyrim, Oblivion

04:13 

Зарисовки из Oblivion. Эльфа и бархатное платье.

Your Sunset is my Moonrise.
Предыдущие части:
Эльфа и Черный коник.
Эльфа на Безденежье

При­чина, по ко­торой я сно­ва и сно­ва от­кла­дыва­ла ис­полне­ние пос­ледней во­ли на­шего по­кой­но­го Им­пе­рато­ра в дол­гий ящик, зак­лю­чалась вов­се не в мо­ей не­надеж­ности и не в же­лании на­жить­ся на слу­чив­шей­ся тра­гедии. Я не со­бира­лась пре­давать Им­пе­рию, в ко­торой ро­дилась, и уж тем бо­лее не ду­мала о том, что­бы прос­то сбе­жать от от­ветс­твен­ности. Со сто­роны все ка­залось ина­че, но на са­мом де­ле, сво­им про­мед­ле­ни­ем я чес­тно ста­ралась убе­речь ре­лик­вию, Аму­лет Ко­ролей, от по­пада­ния в ла­пы сек­тантов. Все де­ло в ор­га­низо­ван­ности.
Я объ­яс­ню на при­мере Гиль­дии Во­ров. Кто-то во­об­ще не зна­ет о на­шем су­щес­тво­вании, кто-то не ве­рит, кто-то, вро­де И­еро­нима Лек­са, пы­та­ет­ся пой­мать ли­сицу за хвост и ра­зоб­ла­чить прес­тупни­ков, раз и нав­сегда по­ложив ко­нец на­шей не­закон­ной об­щи­не. Но как все выг­ля­дит из­нутри? Ко­неч­но, боль­шую часть вре­мени во­ры ра­бота­ют са­ми на се­бя, но су­щес­тву­ют ду­ай­ены, и Ар­манд да­леко не единс­твен­ный, су­щес­тву­ют скуп­щи­ки кра­ден­но­го и ин­форма­торы. Ду­ай­ены де­лят обя­зан­ности: Ар­манд во­зит­ся ис­клю­читель­но с но­вень­ки­ми, не­опыт­ны­ми во­рами, про­веряя их уме­ния и на­выки, а так­же за­ботясь о том, что­бы в Гиль­дии не за­води­лось руч­ных крыс ка­пита­на стра­жи. В Бра­виле жи­вет кад­житка, за­нима­юща­яся сбро­дом-се­ред­нячком, и так да­лее, то же са­мое со скуп­щи­ками.
Что всех нас объ­еди­ня­ет, так это ин­форма­торы. Ни­щие – на­ши гла­за и уши. Ни­щих ник­то не за­меча­ет, для выс­ших сло­ев на­селе­ния они ли­бо пус­тое мес­то, ли­бо пред­мет ин­терь­ера, по­это­му боль­шинс­тво на­ших по­тен­ци­аль­ных «жертв» да­же не за­думы­ва­ет­ся о том, что­бы дер­жать язык за зу­бами и не бол­тать лиш­не­го в при­сутс­твии в обоз­ри­мом прос­транс­тве ка­кого-ни­будь поп­ро­шай­ки и обор­ванца. Гиль­дия поль­зу­ет­ся этим. В бла­годар­ность мы за­ботим­ся о ни­щих и вся­чес­ки по­мога­ем им вы­живать. Во­ры скры­ва­ют­ся в те­ни и уме­ют слу­шать, по­это­му мы всег­да на шаг опе­режа­ем тех, кто пы­та­ет­ся уг­нать­ся за тенью.

За­шивая Аму­лет во внут­реннем кар­ма­не сво­ей до­рож­ной сум­ки, я ду­мала о том, что сек­та, су­мев­шая спла­ниро­вать и осу­щес­твить убий­ство Им­пе­рато­ра воп­ре­ки по­пыт­кам Клин­ков за­щитить его, уз­навшая о су­щес­тво­вании сек­ретно­го вы­хода из Им­пе­ратор­ско­го двор­ца, что­бы ус­тро­ить там за­саду, от­ре­зав путь к спа­сению, прос­то не мог­ла упус­тить из ви­ду, что пер­вым, к ко­му от­пра­вят­ся Клин­ки за по­мощью и со­ветом бу­дет их собс­твен­ный же гран­дмас­тер. Я не зна­ла на­вер­ня­ка, но го­това бы­ла дать го­лову на от­се­чение, что за при­ора­том Вей­нон ус­та­нови­ли слеж­ку, как толь­ко вер­хушка, нап­равля­ющая дей­ствия убийц, уз­на­ла, что ре­лик­вия ус­коль­зну­ла от них.
Кто мог об­ра­тить вни­мание на ме­ня? Сло­няв­ша­яся то там, то тут во­ров­ка без кры­ши над го­ловой, прес­тупни­ца, чу­дом сбе­жав­шая из тюрь­мы, бы­ла са­мым не­оче­вид­ным кан­ди­датом для вы­пол­не­ния мис­сии, имев­шей ог­ромное зна­чение для все­го Там­ри­эля. Кто мог бы по­думать, на­ходясь в здра­вом уме и доб­рой па­мяти, что Им­пе­ратор до­верил Аму­лет мне, а не ко­му-то из соп­ро­вож­давших его те­лох­ра­ните­лей, про­верен­ных и вер­ных? У ме­ня бы­ло вре­мя, по­ка сек­танты не за­дадут­ся воп­ро­сом, по­чему же Аму­лет до сих пор не пе­редан Джоф­ри и не нач­нут ис­кать про­пажу. Я не хо­тела сво­им ско­рым по­яв­ле­ни­ем с ре­лик­ви­ей в ру­ках нав­лечь на при­орат и мир­ных его оби­тате­лей бе­ду.

читать дальше

@темы: Oblivion, Skyrim, THE ELDER SCROLLS, Творчество, зарисовки, информация

18:36 

+ к Лисьим хроникам:

Your Sunset is my Moonrise.
[17:56:13] Eidelin Levinnei: Смотря о какой ее части говорить. Я точно знаю, что конец приукрашен. Никто, кроме Сахиры так и не узнал, что случилось с Карамой. Верования и пророчества - действительно существовали. То, что Караму забрали у матери в обучение - правда, а вот как она рожала - хз
[17:56:53] Eidelin Levinnei: Поляна с цветами Кемели - реальное место, маг. источник посреди их пустынных мест.
[17:57:02] Eidelin Levinnei: Никакую - я занималась только тестами
[17:58:35] Eidelin Levinnei: Самое частое "приукрашивание" легенды , частью которой стала Карама - это история любви, которой не было. Но не удивительно ж - легенду особенно любят юные девушки, а им всегда хочется верить в трагичное или романтическое лучшее.
[18:01:23 | Изменены 18:01:39] Eidelin Levinnei: по словам родственников Карамы - мать действительно родила ее в дороге, была ли она в ту ночь на полянах Кемели - неизвестно, но могла быть, т.к. это действительно был цикл, когда три полные луны взошли полными единовременно, а это религиозный момент для цхэ'рем, т.е. ее мать действительно могла посещать священное место в ту ночь.
[18:05:01] Eidelin Levinnei: В ту эпоху магические источники на планетах этого мира почему-то действительно изменялись и иссякали, но скорее всего это был эволюционный момент. Цветы Кемели действительно увяли и перестали расти после того, как Карама совершила инверсию, и поля остались с увядшими цветами, стебли которых все еще уходили в землю и были соединены с землей, но достоверно неизвестно и никем не исследованно, была ли то вина Карамы или оно просто совпало с естественным процессом. Но после такого изменения источника народ, где преобладали целители поменял направленность на некромантию. Фактически, Карама с научной точки зрения не столько создательница некромантии, сколько цхэ'рем, первая применившая ее еще до становления соответствующей школы.
[18:14:56] Eidelin Levinnei: Мировой червь из легенд об Элькиде тоже существовал. Она и ее пара - Мару, из соседнего не-лисьего племени - действительно победили "Мирового червя", то, что он пожирал Солнце (небесное пламя, как они его называли, т.к. солнце - это земной термин), было метафорой, использованной в легенде, чтобы передать его размеры. На деле же, это была тварь древняя, фактически живое ископаемое, магической темной направленности, которая отравляла землю, т.е. делала ее непригодной для живущих там племен за счет того, во что перерабатывалась порода, когда этот червь, простите, жрал и срал. Он чем-то напоминает Калрос, на самом деле, по своему образу жизни. И да - его вид растет всю жизнь, а сроки жизни не ограничены. Просто именно из-за изменений, затронувших магические источники, червь переполз с родных мест обитания на территорию лис. Их же истории, которые тогда еще устно передавались от предков к потомкам уже упоминали червя, что наводит на мысль, что подобная особь на планете жила не в единственном экземпляре, но сами лисы тогда пришли к выводу. что это одна и та же тварь.
[18:29:46] Eidelin Levinnei: А пресловутые Наргалы - вообще раса, которая претерпела изменения от магической к техногенной. При том эволюционное. Они имплантеры - т.е. это раса модификантов, на уровне зависимости, массовой, расовой. Они - раса кочевников, которые всегда перемещались следом за самым неоднозначным и долгоиграющим магическим источником, который был заключен в добываемой ими руде. Т.е. наргалы, как ни странно, это не один вид, выходцев с одной планеты, это раса зародилась на разных планетах одновременно, где был этот металл, но внешне и культурно они, если проследить, развивались почти идентично, если не считать, что их имплантация делает их совершенно... разношерстыми. В космос они вышли первые, за счет руды как раз. Они - единственные, кто умеет с ней работать и ее обрабатывать. Со временем запасы стали истощаться на всей планете, и наргалы изобрели сплав. Современники Сахиры магические свойства свели к минимуму. Руда в сплаве используется для того, чтобы импланты приживались в живых тканях, когда же руды было много и наргалы обрабатывали и работали с ней без примесей, некоторые фактически врастали и срастались со своими модификациями.
[18:34:51] Eidelin Levinnei: язык другой, термины другие, развесистая мифология, основанная на реальных событиях.
[18:35:11] Eidelin Levinnei: быстрое - кажется - развитие. Не могу сравнить с землей.
[18:36:25] Eidelin Levinnei: Видишь ли - при всей техномагичности мира. Лисы - живут максимум до 30 лет, к примеру. Там известно то ли три, то ли четыре долгоживущих расы. Одна из которых и есть те самые наргалы, за счет своих технологий и модификаций.
[18:36:51] Eidelin Levinnei: При том по своей численности и распространенности - они похожи на ворча. Как тараканы - везде.
[18:37:34] Eidelin Levinnei: А их кастовая система общественная построена на количестве модификаций. Самое низкое положение у тех, кто почти не может себе позволить модификации, кроме стандартных, которые приписаны к каждому с рождения.
[18:38:06] Eidelin Levinnei: Вторые известные мне - цхэ'рем, несмотря на их большую разновидность, я думаю, их все же стоит считать одной расой.
[18:38:18] Eidelin Levinnei: Есть еще какие-то - но я пока не рассматривала так близко.
[18:39:16] Eidelin Levinnei: т.е. фактически пять лет подчинения наргалам в истории лисиц - это охренеть как много.
[18:39:50] Eidelin Levinnei: и при этом лисы - самая немагичная раса в мире.
[18:46:18] Eidelin Levinnei: занятно, что несмотря на сепаративность в первобытные времена, все расы как-то умудрились в своих верованиях выражать одно и то же. По факту - одной религии не сложилось и не требуется им вообще . Но у лис - это Великий Круг Жизни, Небесное пламя, духи предков и джунгли в качестве Матери-Природы, куда они уходят после смерти, чтобы "нежиться в ласке небесного пламени", т.к. они верят, что в физическом воплощении постигают дары Небесного пламени только поверхностно.
Цхэ'рем - это культ звез и ночи. При том на их родной планете небо сродни небу Нирна. Видимо, расположение похожее. Три луны. Два озера, соответственно - Два озера - это ночное небо, Подлунное, а второе озеро, Подземное - это действительно подземное озеро, Некоторые породы, которые вросли в своды пещер - светятся, поэтому Подземное озеро тоже освещается как будто бы ночным небом. Над ним как раз располагаются священные поляны. Кемели - название цветов - пошло от имени их богини.
[18:46:48] Eidelin Levinnei: а вместо Круга жизни - Колесо. Которое вращается за счет равновесия двух озер.
[18:47:47] Eidelin Levinnei: у Наргалов, это, кстати, называется цикл.
[18:49:55] Eidelin Levinnei: Цикл от первого имплантирования отсчитывается. со временем, сплав и сама руда переставали давать должный эффект. На самом деле, как и любой наркотик - они просто вызывали кучу побочных эффектов. Организм, даже сильно имплантированный умирает рано или поздно. На деле умирает за счет как раз побочек, которые дает и руда, и сплав. Продлевает дизнь дальнейшая имплантация, но она не может быть бесконечной, конечно. Т.е. те, кто из низших сословий еще и меньше всех живут.
[18:51:34] Eidelin Levinnei: И что характерно - все исторические указания на военные конфликты с наргалами приходятся на период их миграций от месторождения к месторождению.
[18:52:15] Eidelin Levinnei: при том как правило, смести они пытались все, что у них на пути вставало.
[18:54:11] Eidelin Levinnei: у Лисиц они проторчали пять лет, потому что их ведуны никак не могли учуять и проложить дальнейший маршрут к месторождению
[18:56:24] Eidelin Levinnei: Смешно, что большая часть технологий первое время приходила от них - они ж готовы были протаранить лбом ядро планеты на пути к новому месторождению.
[18:56:41] Eidelin Levinnei: поэтому во время миграций у них случались эволюционные рывки

@темы: информация, зарисовки, Творчество

19:29 

Зарисовки из Oblivion. Эльфа на безденежье.

Your Sunset is my Moonrise.
Иногда мне кажется, что моя жизнь – это сплошное сумасшествие, и я просто сплю и вижу во сне Тамриэль, и все происходящее со мной лишь поток сознания, а я – безымянный юродивый на просторах Дрожащих Островов лорда Шеогората. Может быть, я давно обернулась деревом и проросла корнями в землю, впитывая яд безумия, а жизнь маленькой босмерки, упорхнувшей из родного гнезда в полет за мечтами и исключенной из Гильдии Магов из-за оказии с главой-чародеем - омут забвения для усталой листвы. Сон, и окончится он тогда, когда властью времен года я сброшу листву со своих уставших ветвей, и корни мои иссохнут.
После склоки в Плавучей таверне, когда я ударила пьяного стражника за приставания (такое у нас в Уотерфронте, к сожалению, повседневная данность), моя жизнь не то чтобы пошла под откос, но забавным образом поменялась и перестала быть похожей на размеренное существование воровки из Портового района. Встретившись в тюрьме, куда я угодила за свою дерзость, с императором в ту роковую ночь, я впервые за долгое время задумалась о будущем. Каждый раз, когда я нащупывала в потайном кармане Амулет Королей, который так и не удосужилась отнести в приорат Вейнон, я не могла не вспоминать о том, какими удивительными узорами порой переплетались нити судеб. И как меня только угораздило?

читать дальше

@темы: информация, зарисовки, Творчество, Нездешнее, THE ELDER SCROLLS, Oblivion

19:12 

Your Sunset is my Moonrise.

[Страна чудес и Древний Свиток в голове]

главная